Субъективные заметки о школе Мусатовых и ее учениках
home
home
map
map
mail
mail
link
link
 
 
 
БЛИЗКО К СЕРДЦУ (о Н.С. Мусатове)
Николай Сергеевич… Многие помнят, что за всех учеников школы Мусатовых и за каждого в отдельности он чувствовал себя лично ответственным, за каждого переживал. Особенно очевидно это становилось при выездах на сборы и соревнования. Не только боевая спортивная форма и настрой команды, не только свободное время молодых ребят, зачастую впервые в жизни оказавшихся в новом, большом городе, практически «за границей» но и условия проезда, проживания, питание, и даже бытовые мелочи были предметом его забот. При этом надо учесть, что финансовое обеспечение таких выездов было очень ограниченным, и команду в 10 – 12 и более человек он сопровождал один, одновременно выполняя функции судьи на самих соревнованиях, тренера и психолога при участниках, представителя команды на серьёзных психологических битвах с организаторами и представителями других команд и против несправедливого судейства, и за нормальноеразмещение и питание участников. В условиях советского дефицита всего – мест на самолётах и в гостиницах, продуктов в магазинах и столовых и т.п., ему приходилось, как я теперь понимаю, «решать вопросы» практически круглые сутки.
Приведу два примера очень личного отношения НС к «быту» учеников на соревнованиях.
Оба относятся к юношескому первенству СССР по дзюдо в городе Риге (1975 год).
Один из наших участников обладал привычкой сваливать все свои пожитки, форму и т.п. на кровать в гостинице, оставляя их укладывание в чемодан или сумку на самый последний момент. В итоге на кровати в последний день громоздилась малоприятная гора потной амуниции. Справедливости ради надо заметить, что советские гостиницы, в которые селили участников соревнований, совершенно не были рассчитаны на просушку и приведение в порядок спортивной формы, да и количество коек сильно превышало количество шкафов, если шкафы в таких номерах вообще были). Случилось так, что Николай Сергеевич, проходя мимо, услышал комментарии убиравшей нашу комнату пожилой латышки – что-то там про «ир швайн». Заглянув в номер, и увидев источник обоснованного неудовольствия представителя «братского народа», Николай Сергеевич нас собрал, и долго объяснял, куда мы приехали, как к нам здесь на самом деле относятся, и что негоже давать повод к злопыханиям враждебно настроенных аборигенов и ронять высокую честь спортсменов на таких недостойных элементах поведения. Главное, что было видно, что он это совершенно всерьез, и его действительно задел этот эпизод. Хотя многим тренерам и в голову бы не пришло что-то там думать о чести, гордости и прочих элементах поведения их спортсменов – отборолись – и ладно, пора отчитываться за командировочные.
Второй эпизод произошел со мной. Сначала поясню источник событий. Как многие теперь себе совершенно не могут представить, в Советском Союзе ничего не было. Не было и спортивных костюмов, особенно 56, 58 и т.д. размеров. Однако, в нашем Челябинске-65 какие-то героические люди в Комбинате бытового обслуживания наладили производство трикотажа на заказ. И мне мама за достаточно большие по тем временам деньги заказала спортивный костюм по олимпийскому образцу – чистошерстяной, какого-то особо синего цвета, с белым кантом. Честно говоря, костюм был очень хорошим. Единственное, что его портило – на внутренний белый кант, в том числе вокруг «молнии», в КБО не хватило фурнитуры, и кант был розовым. Но это было практически незаметно, и я поехал на первенство СССР в практически «правильном» спортивном костюме.
В первый же день, на взвешивании, которое, как известно, проводится в лучшем случае в плавках, мне пришлось повесить костюм на вешалку в раздевалке, и отойти буквально на пять метров к весам. Нехорошие мысли меня было посетили, но я их отогнал, сказав себе – «ну что ты, ведь это же ПЕРВЕНСТВО СССР! ПО ДЗЮДО!! ЗДЕСЬ ЖЕ ВСЕ СВОИ!!! Оказалось, что среди своих… В общем, куртку от костюмчика скоммуниздили.
Представить себе, что можно найти спортивный костюм среди нескольких сотен подобных, может только очень большой оптимист. Поскольку самим событием оптимизм был сильно подорван, мы куртку и не искали, тем более, что предстояла борьба.
Самое интересное, что нашу убежденность в том, что куртку найти нельзя, разделяли и похитители. И вечером разгуливали в ней по гостинице. Обратив внимание на явно болтавшуюся на мелком носителе куртку от спортивного костюма, я наткнулся взглядом на знакомый розовый кантик, и поделился наблюдением с ребятами из команды. В отличие от меня, они тогда оптимизма терять не собирались, и обратились к Николаю Сергеевичу. Опять же – безумная идея – пытаться что-то своё отспорить у бригады армян, какого-то, если не ошибаюсь, сельскохозяйственного общества. Но Николай Сергеевич так совершенно не думал. Немедленно обратившись к группе взрослых руководителей этой команды (представьте себе на минутку эту публику в плохо освещенном коридоре гостиницы), он был настолько убедителен, что куртка с носителя была тут же снята, и была сличена по совпадению нетрадиционного внутреннего розового кантика на куртке и на остававшихся у меня штанах от этого костюма. При этом вся армянская команда, во главе с руководителями, дружно уверяла, что именно так – с розовыми кантиками – у них в Армении делают все спортивные костюмы, и упрекала нас за покушение на дружбу народов. Тут меня осенила одна догадка, и я молча отвернул подкладку куртки. На ней моя заботливая мама, не сказав мне, вышила перед отъездом пятисантиметровыми буквами – «АСТАХОВ ДИМА».
С непередаваемой иронией Николай Сергеевич обратился к руководителям армянской команды: «Ну что, может быть, сверим паспорта участников?». Вот так Николай Сергеевич ввязался в безнадежное дело, и добился торжества справедливости. Многие ли бы стали связываться с такой мелкой, но грозящей «головной болью» непредсказуемых масштабов, неприятностью?
Здесь рассказано только о паре эпизодов, произошедших в течение нескольких дней пребывания в Риге, которые кажутся наглядными и показательными. Повседневный и соревновательный совместный труд и общение, конечно же, оставили гораздо более глубокий след. Но о них рассказать так, чтобы было понятно посторонним, сложнее. Понятно, что если Николай Сергеевич вмешивался и принимал близко к сердцу мелочи, подобные вышеописанным, то гораздо более серьезные проблемы, порожденные самим духом тогдашней нашей жизни, неизмеримо нагружали его сердце. К сожалению, нам остается только скорбеть о потере такого человека, и стараться поддержать и память о нем, и то дело, в которое он вложил свою жизнь.
(с) В.Астахов
 
 
Особый стиль Озерской школы борьбы
Хочется поблагодарить тренерский состав Озерского Дзюдо за их работу и поддержание традиций с/к Гранит.
Я приведу в пример ряд высказываний о Сороковских борцах.
Запомнились слова разочарования одного Челябинского тренера на первенстве ЧГИФ: Опять Гранит приехал...
На первенстве МВД по Самбо Представитель Самбо-70: Ты Мусатовский?...
Вывод: Ведь значит есть особый стиль присущий только Озерской школе борьбы
Андрей (телефон в редакции сайта Musatovs.ru)
 
 
 
 
  Главная   Мусатов Владимир   Мусатов Николай   Двойников Валерий   Фотогалерея   Заслуженные ученики и «наследники» школы Мусатовых   Публикации о Мусатовых,
их школе и учениках
  Субъективно
о Мусатовых
 
Вступительная статья
о братьях Мусатовых
Новости сайта
 
Биография
Выступление по телевидению
Танцевальная деятельность
 
Биография
Спортивные результаты
 
Достижения
Серебро с золотым отливом
     
В.Двойников
А.Перевозников
М.Бибарцев
 
Статьи о Николае Мусатове
Статьи Владимира Мусатова
Статьи о В. Двойникове
Мусатовы, их школа и ученики в Интернете
   
При использовании материалов сайта, гиперссылка на наш сайт обязательна!
 
 
Design studio - ZigSite
Сайт полностью некоммерческий, создан на личные средства его организаторов.
Все материалы получены из открытых источников либо из личных архивов авторов.
Все права и товарные знаки являются собственностью их правообладателей.